Первый из могикан (Тысяча и один день – 2)

Вход на сайт
Логин
Пароль
 
Навигация по сайту
Опрос на сайте
Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Популярные статьи
» Плетнев Александр - Адмиралы Арктики (Аудиокнига)
» Текшин Антон - Волшебство Не Вызывает Привыкания. Книга ...
» Михалкова Елена - Призрак в кривом зеркале (Аудиокнига)
» Дойл Артур Конан - Сумеречная межа (Аудиокнига)
» Синтезов Евгений - Судьба Еросы из «Клана Печора». Книг ...
» Нун Джефф - Брошенные машины (Аудиокнига)
» Брикер Мария - Коллекционер закрытых книг (Аудиокнига)
» Вильямс Чарльз - Мертвая яхта (АудиоКнига)
» Мастер Чэнь - Амалия и Золотой век (Аудиокнига)
» Ильин Владимир - Напряжение на высоте (АудиоКнига)

Облако тегов
Архив новостей
Сентябрь 2019 (70)
Август 2019 (267)
Июль 2019 (440)
Июнь 2019 (371)
Май 2019 (378)
Апрель 2019 (424)

Реклама

Bestseller
Рекламный блок

Александр Громов - Первый из могикан (Тысяча и один день – 2) Александр Громов
Александр Громов
Первый из могикан (Тысяча и один день – 2)
OCR & Spellcheck — ХАС

Анонс
…Мир, которым правят ЖЕНЩИНЫ.
Мир амазонок ХХIII столетия.
…Женщины-военачальницы, телохранительницы, спецназовцы. Женщины,
оказавшиеся хозяйками планеты по очень простой причине: они — ЕДИНСТВЕННЫЕ,
обладающие даром телепортации.
..Все так. По когда человечество окажется перед лицом глобальной
космической катастрофы, цивилизации женщин придется использовать МУЖЧИНУ. Сына
“преступницы”, что сумела передать ему когда-то женский дар.
НЕ РАБА — НО ЧЕЛОВЕКА.
Вы читали ПОТРЯСАЮЩИЙ роман-антиутопию Александра Громова “Тысяча и
один день”?
Тогда не пропустите ее продолжение — “Первый из могикан”!
…Да. Мужчина-герой способен спасти цивилизацию от надвигающейся угрозы.
Но — КТО даст ему воспользовался плодами победы?
Победитель не нужен уже НИКОМУ — и ему снова готовят участь раба!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРИГОВОРЕННЫЕ
1
Ее место в общем зачете было третьим. Девятьсот семьдесят очков
против девятисот девяноста двух у Авдотьи Верхогляд и тысячи тринадцати у
победительницы прошлогодних состязаний Марты Шлейхер. Очень большой разрыв
перед последним упражнением. Шансов догнать соперниц у Ольги Вострецовой было
немного.
Зато шансов скатиться с призового места на четвертое, пятое и так
далее было хоть отбавляй. Вслед за Ольгой шла плотная группа. Семнадцать
спортсменок набрали свыше девятисот очков, шесть из них — более девятисот
пятидесяти.
“Не рискуй”, — шепнула Ольге ее тренер. Ольга кивнула. Она знала:
соперницы будут рисковать и… нет, тут не могло быть никакого заведомого “и
просчитаются”. Как ляжет случай, так и будет. Последнее упражнение тем и
интересно публике, что отдает на волю случая больше, чем другие. Для кого-то из
участниц — шанс, Для кого-то — крушение надежд, для зрителей — азарт.
И вот на тебе — “не рискуй”! Для мытищинского отряда полиции, не
отличавшегося прежде никакими спортивными достижениями, третье место дебютантки
— потрясающий успех, Даже попадание в первую шестерку — это уже очень много.
Тренера можно было понять.
А ведь именно советы тренера уже спихнули Ольгу со второго места на
третье!
Кивок — услышала, мол. Приняла к сведению. Если тренер решит, что
приняла также и к исполнению, то это личное дело тренера. Кивок ни к чему
особому не обязывает.
Сказать по правде, совет тренера как нельзя лучше подталкивал к
обратному — рискнуть.
Шел десятый и последний день региональных соревнований по
военно-прикладному десятиборью. Первая пятидневка — полоса препятствий и сразу
же огневой рубеж с тридцатью зачетными секундами на поражение мишеней,
плавание, парашютные прыжки, автокросс, бой с “куклой”. Все эти упражнения не
требовали телепортации. Более того, замеченный судьями уход — пусть
непроизвольный и все равно ничего не решающий — в Вязкий мир карался
немедленным снятием с состязаний.
Затем началась “Вязкая пятидневка”.
День первый — состязания на точность телепортирования. День второй
— на дальность. Этот день был омрачен гибелью одной из участниц. Елизавета Чан
ушла со старта и исчезла, как многие до нее, но прозвучал только один хлопок
воздуха. Второго — при выходе из Вязкого мира — не было.
Вначале Ольга ничего не поняла. Она лишь в теории знала, как это
бывает: одиночный хлопок вместо сдвоенного — и нет человека. И никогда больше
не будет. Он исчезает навсегда. Никто не расскажет, какую ошибку допустила
участница, об этом можно только догадываться.
В первую секунду зрители на трибунах тоже ничего не поняли. Во
вторую — пришло осознание трагедии. В третью — весь стадион ахнул в едином
порыве.
Хуже всего в голове человека укладывается непоправимость
случившегося. Из Вязкого мира еще не удавалось вытащить никого и никогда.
Полбеды, если бы проблема заключалась лишь в принципиальной ограниченности
сопутствующей пороговой массы, ибо в крайнем случае можно было бы послать на
выручку группу спасателей и распределить груз найденного тела между ними —
авось сумели бы выйти в реальный мир слитным усилием воли. Настоящая беда в
том, что никаких находок в Вязком мире не бывает — он гомогенен, в нем чисто
условны понятия верха, низа и опоры, в нем начисто отсутствуют инородные тела и
никогда не происходят встречи ни с кем и ни с чем, кроме клейкого лилового
коллоида, да и гуртом в него проникнуть нельзя. Но если бы даже не существовало
этих неразрешимых трудностей, спасателям все равно не нашлось бы работы, потому
что само время в Вязком мире течет иначе — за одну земную секунду там пролетают
годы, если не века. Поздно оказывать помощь, нечего и пытаться. Мечты остаются
мечтами и ни к чему не ведут. Погребенные под пеплом жители Помпеи намного
ближе и “живее” тех, кто навсегда ушел в Вязкий мир.
Сколь легкой и изящной выглядит телепортация со стороны! Второй
хлопок воздуха догоняет первый — и вот уже спортсменка перенеслась на десятки
метров. Один миг. Но почему с нее градом льет пот, почему она глотает воздух,
как умирающая на песке рыба, рискуя разорвать легкие, и никак не может
надышаться всласть? Да потому что одна Первоматерь знает, сколько времени
спортсменка воевала с Вязким миром, протискиваясь сквозь коллоид! Сколько
трудов, мук, упорства и отчаяния уложились в этот ничтожный миг!
Когда после первого, резкого, как выстрел, хлопка воздуха трибуны
перевели взгляд со стартового помоста на расчерченный меловыми дугами сектор,
где должна была возникнуть Елизавета Чан и откуда должен был донестись второй
хлопок, помягче, спортсменка была уже заведомо отравлена насмерть ядовитыми
компонентами лилового клейстера либо скончалась от асфиксии, если владела
редким умением подавлять инстинкт вдоха. Когда трибуны ахнули, когда зрители
вскочили с мест, в Вязком мире уже давным-давно исчезло само тело несчастной,
разъеденное миазмами едкого желе, а может быть, навсегда сгинул и сам Вязкий
мир Елизаветы Чан. Недаром говорят: “Свой Вязкий мир каждая носит с собой”.
“Если перед тобой ровное пространство, то, телепортируя прямо,
всегда забирай немного вверх, но гляди не перестарайся” — это правило Ольга
усвоила с малолетства. Однажды на школьном зачете перестаралась — вынырнула
чуть ли не под потолком гимнастического зала и с криком упала с высоты. Кость
срослась успешно, а директриса получила сверху втык — почему не была натянута
страховочная сетка? Ах, она была натянута как положено, но эта сопливка
умудрилась свалиться за сеткой, потому что телепортировала на немыслимое для ее
возраста расстояние? Сколько-сколько — метров на сорок? Для тринадцати лет
результат и в самом деле недурен, но пора бы вам знать — для человека
немыслимого вообще не существует, а для нашей молодой смены тем более. Почему
вы о смене столь низкого мнения? Чем вы лучше этой будущей чемпионки? Получите
строгий выговор и задумайтесь о своей профессиональной пригодности…
Навигация в Вязком мире — искусство, вырабатываемое годами
упражнений. Лишь высококлассная профессионалка рискнет телепортировать в
подземном туннеле, но не сделает это без острой необходимости и постарается
ограничиться небольшим расстоянием. Цена навигационной ошибки — невыход из
Вязкого мира. Человеческое тело, вдруг возникающее “из ничего”, в состоянии
раздвинуть молекулы воздуха, но не грунт. И не воду. Возникают проблемы с
воздухом, наполненным пылью, дождевыми каплями, летающими насекомыми или
июньским тополиным пухом.
Слава Первоматери, большинству людей годами не приходится
телепортировать, разве что на добровольных бесплатных курсах под руководством
опытных инструкторов-профессионалок. Зато в снаряжение постовых и патрульных
полицейских, не говоря уже о спецназовках, обычно входит портативный
дыхательный аппарат той или иной модели, “скользящий” костюм, а нередко еще
силиконовые кремы для кожи и контактные линзы либо специальные очки для защиты
глазных яблок. Если выход из Вязкого мира не удался с первой попытки — для
паники еще нет оснований. Переместись в сторону и повтори попытку без страха
захлебнуться в киселе. Время есть, пока есть силы задерживать дыхание. Но,
конечно, не на состязаниях…
Как раз перед Елизаветой Чан судьи сняли с соревнований участницу
из дорожной полиции Юго-Запада — в ноздре нечестной спортсменки был обнаружен
крошечный дыхательный аппарат…
Вне всяких сомнений, Чан, неоднократная призерка прошлых лет, не
пользовалась жульническими приемами. Оставалось только гадать, что произошло с
ней в Вязком мире. Слепая навигация иногда играет с людьми в жестокие игры. Чем
протяженнее дистанция телепортации, тем больше усугубляется крошечная вначале
ошибка. Хуже всего то, что нога находит опору именно там, где, по представлению
телепортирующей, опора должна быть. Необходимое качество, вырабатываемое
долгими тренировками, — строгая симметричная тождественность шага левой ногой и
шага правой. И все равно случается, что телепортирующая не просто забредает
глубоко под землю, но и нечувствительным образом переворачивается вниз головой.
Вероятно, так и произошло с Елизаветой Чан. Почти наверняка у нее
оставался запас воздуха и сил на ОДНУ повторную попытку. А когда она поняла,
что коррекция точки выхода завела ее еще глубже под землю, исправлять ошибку
было уже поздно.
Тридцать тысяч зрительниц стояли, пока лились
торжественно-печальные звуки гимна “Плата за свободу”, написанного более
полутора веков назад по случаю одной из первых подобных трагедий. Многие
плакали. Трагедию можно было понять, но с нею нельзя было смириться. И до конца
дня оставались приспущенными флаги. Но состязания возобновились уже через
десять минут.
Во время “Вязкой пятидневки” жеребьевки не бывает — участницы
выходят на стартовый помост в соответствии со своим местом в общем зачете, от
последнего к первому. Зацепившись за первую десятку в общих дисциплинах и
отыграв два места в состязаниях на точность выхода, Ольга была восьмой. Марта
Шлейхер, Авдотья Верхогляд и еще пять именитых спортсменок должны были
выступать после нее.
Хотя результаты, показанные до несчастья с Чан, нельзя было назвать
высокими, после стало еще хуже. Спортсменки нервничали. Оживившиеся трибуны
откровенно издевались над результатами в пятьдесят пять–шестьдесят метров.
Свистели. Хохотали до упаду над перестраховщицами, хромающими и потирающими
ушибы после выхода из Вязкого мира на высоте пять и более метров.
Задыхаясь, Ольга свалилась на газон. Она не слышала бури
аплодисментов и все ловила, ловила ртом воздух, такой живительный и такой
разреженный. Она не могла надышаться, ей казалось, что ее занесло в
стратосферу…
Соперницы боялись рисковать — а она рискнула выложиться до конца,
не оставив в себе никаких резервов для повторной попытки выхода. Решимость,
расчет и толика везения.
Восемьдесят один метр шестьдесят сантиметров. Рекорд дня. И личный
рекорд Ольги Вострецовой.
Тогда она поднялась сразу на второе место, обогнав Авдотью
Верхогляд, и сохранила его на третий день в состязаниях с двадцатикилограммовым
грузом. Следующий день снова отбросил ее на третье место.
Упражнение “дорожка” в шутку называлось иначе — “гоплитодром”. Как
в Древней Греции. Кто помнил о том, что женщин, опрометчиво появившихся на
стадионе в Олимпии, самцы-греки имели хамское обыкновение сбрасывать со скалы!
Остались слово и суть. Полное — за исключением “дыхалки” — снаряжение и полное
вооружение. Прямая двухсотметровка. Задача: прибыть из пункта А в пункт Б за
минимальное время. Как — не важно. Хоть пробеги всю дистанцию по тартану, ни
разу не нырнув в Вязкий мир (и займи последнее место), — имеешь на то полное
право.
По настоянию тренера Ольга выбрала спокойную тактику: серия
телепортаций на небольшое, в пределах двадцати метров, расстояние и два-три
глубоких вдоха на бегу в промежутках между нырками в Вязкий мир. Она даже не
очень запыхалась.
Соперницам везло. Мощная Авдотья Верхогляд проскочила дистанцию
всего-навсего за четыре нырка, обойдя Ольгу более чем на две секунды и
вырвавшись вперед по сумме очков. Марта Шлейхер по-прежнему держалась впереди.
Приотставшие соперницы приблизились к Ольге вплотную.
Шаткое третье место. И вот теперь — снова “не рискуй”!
Последнее упражнение называлось “скакалка” и не имело ничего общего
с одноименной детской забавой. Площадка — пятьдесят на пятьдесят метров. Десять
помостов — цилиндров полутораметрового диаметра высотой от “по колено” до
удвоенного человеческого роста, — на первый взгляд разбросанных по площадке без
всякой системы, а на деле так, чтобы ни один из них не попал в
непросматриваемую зону при взгляде с любого помоста. В зачет идет время, а ты
знай выполняй прыг-скоки с помоста на помост. Промах или падение наказываются
пятисекундным штрафом, а это очень много. Два промаха — незачет всего
упражнения. Все очень просто.
Страница 1 из 51 | Следующая страница
 

Главная страница | Регистрация | Добавить новость | Новое на сайте | Статистика Copyright © 1998 - 2010. Bestseller All Rights Reserved