Вычислитель

Вход на сайт
Логин
Пароль
 
Навигация по сайту
Опрос на сайте
Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Популярные статьи
» Лем Станислав - Крыса в лабиринте (АудиоКнига)
» Гармаш-Роффе Татьяна - Отрубить голову дракону (АудиоКн ...
» Гармаш-Роффе Татьяна - Отрубить голову дракону (Аудиокн ...
» Тесленок Кирилл – Темный лорд. Online (АудиоКнига)
» Зайцев Александр – Тактика малых групп. Часть 2 (АудиоК ...
» Лем Станислав - Группенфюрер Луи XVI (АудиоКнига)
» Щепетнов Евгений - Маг (АудиоКнига)
» Щепетнов Евгений - Маг (Аудиокнига)
» Библиотекарь Александр - Нью Провиденс (Аудиокнига)
» Богданова - Ирина (Аудиокнига)

Облако тегов
Архив новостей
Сентябрь 2019 (143)
Август 2019 (267)
Июль 2019 (440)
Июнь 2019 (371)
Май 2019 (378)
Апрель 2019 (424)

Реклама

Bestseller
Рекламный блок

Александр Громов - Вычислитель Александр Громов
Александр Громов
Вычислитель

OCR: Фензин http://fenzin.hypermart.net
Любишь фантастику? Давай на Фензин!

Глава 1. ИЗГНАННИКИ


Если бы кому-нибудь взбрело на ум отведать здешней воды, он несомненно
нашел бы, что она горька, имеет внятный тухлый привкус и вдобавок заметно
солоновата - не настолько, чтобы ее совсем нельзя было пить, однако вполне
достаточно, чтобы напрочь отбить такое желание у любого, кто не издыхает от
жажды.
И вид воды тоже не радовал глаз. Вдавив кружку или котелок в упругий
ковер из переплетенных растений, жаждущий мог нацедить порцию бурой от тор-
фяной взвеси жижицы, часто с маслянистой пленкой на поверхности и всегда с
полчищами суетящихся крошечных организмов, совершенно безвредных, но вызы-
вающих омерзение даже у не слишком брезгливого человека.
Бредущий по болоту не умер бы от жажды, не имея при себе опреснителя
или фильтра с ионообменником, совсем нет. Более того, потребление солонова-
той воды не грозило его здоровью по меньшей мере в течение нескольких не-
дель, а что до неприятных ощущений, то это, как водится, дело сугубо личное
и мало кому интересное. Равным образом никого и никогда не интересовало,
грозит ли обезвоживание организма тому, кто проведет на болоте свыше нес-
кольких недель. Прожить на болоте так долго - уже невероятное чудо, требую-
щее столь же невероятного везения, и вода тут совершенно ни при чем.
Легенды были, да. Но не статистика. Ни на Хляби, ни на любой другой
планете, освоенной людьми, статистика не оперирует категориями невероятно-
го.
Большой автобус без окон, со значком департамента юстиции на борту
низко протянул над плоским берегом, погасил скорость возле вышки энергоиз-
лучателя, убрал антиграв и с коротким скрежетом опустился на щебенистую
почву. Судя по скучной невыразительности подлета и посадки, управлялся он
киберпилотом, давным-давно нащупавшим оптимальную последовательность манев-
ров на данном маршруте и не склонным экспериментировать. Чмокнув, лопнула
дверная мембрана. Подобно дразнящему языку, выдвинулся и лег на щебень
трап.
Те, кто вышел из автобуса, четко делились на две категории: люди с
оружием и невооруженные. Последние были скованы между собой наручниками в
длинную цепочку. Их было десять: семеро мужчин и три женщины, одетых в тю-
ремную униформу - тяжелые башмаки, черные обтягивающие штаны, мешающие че-
ресчур быстрой ходьбе, не говоря уже о беге, черные тюремные робы с большим
белым кругом на спине, светящимся и в темноте, однако же не настолько ярко,
чтобы помешать прицеливанию.
Одна из женщин всхлипывала. Мужчины угрюмо молчали. Кружилась и лезла
в глаза мошкара.
По знаку старшего в команде, немолодого плотного служаки со скромными
нашивками лейтенанта и лицом кирпичного цвета, конвойные рассыпались цепью
и взяли оружие на изготовку. Пусть у осужденных нет ни малейшего шанса из-
бежать наказания, в деле исполнения приговора случается всякое. Кто-то мо-
жет вообразить, что умереть, попытавшись убить другого, - легче.
Первым от человечьей гирлянды отцепили ничем не примечательного мужчи-
ну лет тридцати пяти. Подтолкнув в спину - мимо вышки, к болоту, начинавше-
муся шагах в ста, - сообщили сиплой скороговоркой:
- Туда. Пройти двадцать шагов, повернуться, ждать. Марш. Мужчина потер
запястье. Оглянулся через плечо.
- Кордонный невод снят?
- Специально для тебя оставили, - ухмыльнулись сзади. - Пошел, умник.
Других задерживаешь.
Мужчина сделал шаг. На втором он по-футбольному пнул носком ботинка
кучку мелкого щебня - веером брызнули камешки. Через несколько метров они
наткнулись на что-то невидимое, взвизгнули и повисли серым облачком. На
землю посыпался песок.
- А я думал, что на Хляби смертной казни не существует, - кротко про-
изнес мужчина. - Я ошибался?
- На вышке! - гаркнул служака, задрав к небу кирпичное лицо. Наверху
показалось другое лицо, не кирпичное, заспанное. - Спишь? Гауптвахты захо-
тел? Почему не снял кордон?
- Виноват, - отчаянно пискнули сверху. - Э... на болоте замечено дви-
жение, господин лейтенант.
- Врешь, как всегда. - Кирпичный служака презрительно сплюнул под но-
ги. - А хоть бы и так - что мне твое движение? Живо снимай кордон. Жду три
секунды, о четвертой пожалеешь.
- Готово, господин лейтенант.
- Отставить словоблудие! Как положено рапортовать?
- Кордонный невод снят. господин лейтенант.
Несколько мгновений служака зло сопел, в то время как отделенный от
гирлянды мужчина смотрел на него с ироническим сочувствием. Затем осужден-
ный получил тычок промеж лопаток и разом проскочил место, где еще висела
пыль от камешков. Из того, что он остался цел, а не был расчленен на тыся-
чу-другую кусочков, можно было заключить, что теперь кордон и вправду вре-
менно отключен.
Только для пропуска приговоренных.
- Двадцать шагов вперед. Повернуться, ждать.
Мужчина послушно повиновался.
Следующей отцепили полную низенькую женщину средних лет. Получив ту же
команду, Кубышечка завертела головой на короткой шеенке, как бы что-то выс-
матривая, и, видно, не высмотрела, поскольку, округлив и без того круглые
глаза, вопросила кирпичнолицего:
- А... где космодром?
Лейтенант сделал ленивое движение, отчего голова женщины мигом втяну-
лась в плечи.
- Марш,
- Меня ведь... к изгнанию, - плаксиво проговорила Кубышечка, пятясь от
кирпичнолицего мелкими шажками. - К изгнанию только... - Она всхлипнула,
готовая разрыдаться. - Я ведь не здешняя, я туристка, меня вообще по ошиб-
ке... Я думала... космодром...
Еще одно ленивое, но со значением движение лейтенанта - и она пошла,
семеня коротенькими тумбами ног, часто оглядываясь через плечо - с ужасом и
надеждой.
С остальными проблем не возникло. С каждым раскованным укорачивалась
человеческая цепочка. Каждый получал и безропотно исполнял однообразную ко-
манду: пройти двадцать шагов за кордон, повернуться. ждать. Последний,
крупный мужчина со стрижкой ежиком. демонстративно плюнул лейтенанту на бо-
тинок и. против ожидания, не получил в ответ ни порции брани, ни тычка
стволом лучемета под ребра. Кирпичнолицый лейтенант, сам чем-то похожий на
этого осужденного, лишь благодушно ухмыльнулся:
- Полегчало, Юст? Ну иди, иди, не задерживай людей. Теперь цепочка
выстроилась вновь - в двадцати шагах за незримым барьером, в ста шагах от
нечеткой береговой линии. Двое солдат с некоторым усилием выволокли из ав-
тобуса большой металлический ящик и, занеся его за барьер, поспешно отсту-
пили назад. Глядя вверх, лейтенант буркнул: "Давай", - и лишь через нес-
колько секунд, когда голос солдата с вышки доложил о восстановлении кордон-
ною невода, лениво наклонился, стер пучком жесткой травы плевок с носка бо-
тинка и небрежным движением швырнул пучок перед собой. Чуть дохнувший вете-
рок подхватил и понес травяную крошку.
- Так, - негромко произнес тот, кого расковали первым. - Отрезано.
Вряд ли лейтенант его слышал, А если и имел тонкий слух, то на слова осуж-
денного обратил еще меньше внимания, чем на едва слышное гудение кордонного
невода.
Оставалось покончить с последней рутинной процедурой.
- Канн Эрвин, - на одном выдохе проорал он в жестяной рупор,
- Отлок Мария, Хольмер Джоб, Касада Хайме, Вейденрих Матиас, Дашиева
Лейла, Обермайер Ян, Бузенко Валентин, Шульц Анна-Кристина, ван Борг Юст! -
Он перевел дух и продолжил: - Именем народа и правительства Хляби за совер-
шенные вами преступления вы приговорены судом к высшей мере наказания, су-
ществующей на нашей планете: к изгнанию. Приговор вступает в силу в данную
минуту.
Кубышечка охнула. Остальные молчали. У одного из осужденных по лицу
пробежала короткая судорога. Лейтенант энергично прочистил горло, сплюнул и
заговорил вновь:
- Ящик - ваш. Хотя, по мне, нет смысла на вас тратиться, но по закону
изгнанники должны быть обеспечены необходимым минимумом пищи и снаряжения.
У вас десять часов на то, чтобы убраться с материка. Тот, кто останется на
берегу свыше этого времени, будет сожжен. За полчаса до срока дадим сирену.
Счастливые острова - строго на восток, порядка трехсот километров через
Саргассово болото. Удачи я вам не желаю. - Он повернулся и зашагал к авто-
бусу.
- Подождите! - с привизгом закричала Кубышечка. - Почему здесь? Изгна-
ние - это же с планеты! Я... я требую доставить меня на космодром!
Лейтенант не обратил на нее никакого внимания. Конвойные солдаты, пе-
реставшие держать приговоренных под прицелом после включения кордона, заух-
мылялись.
- На Хляби власти удовлетворяются изгнанием опасных преступников из
социума, - пояснил первый раскованный, - это дешевле и эффективнее.
- Но я должна улететь отсюда!
- Попытайся, - мужчина пожал плечами, - если умеешь летать. Кстати, -
обратился он ко всем, - нам надо познакомиться. Фамилии и прегрешения перед
законом предлагаю опускать. Я Эрвин. Ты, - он скосил глаз в сторону Кубы-
шечки, - Мария. Кто еще хочет назвать себя?
- Завянь, мальчик, - с величавой ленцой проговорил тот, кого расковали
последним. - Я Юст. Кто-нибудь тут меня не знает?
- Юст ван Борг, более известный как Полярный Волк. - Эрвин кивнул, и
легкий шорох прошел среди приговоренных. - Как же, слыхали. Но я думал, те-
бя убили, когда брали Пантеру Хабиба.
- Заткни пасть, я сказал. Будешь говорить, когда разрешу. Твое имя,
шкет? - Палец с палладиевым кольцом, украшенным геммой с изображением оска-
ленной волчьей морды анфас, указал на вертлявого парнишку лет семнадцати.
- Хайме. - с готовностью ответил тот. - Э... Хайме Касада из братства
Савла. Счастлив встретиться. Волк!
- Зато я не очень счастлив, - скривил губы Юст, гладя на парнишку нас-
мешливо. - Прежде в братстве Савла таких сопляков не водилось. За что схло-
потал вышку?
- За мокрое дело, Волк... Случайное.
- Ну и сдохнешь теперь. Ты? - Палец с кольцом ткнулся в грудь молодого
мужчины, низенького и пухлого. Тот вздохнул.
- Валентин Бузенко. Обвинен в шпионаже в пользу Земли... и Лиги. Ложно
обвинен.
- И Земли, и Лиги? Важная фигура... - Полярный Волк комически изогнул
углы рта. - Тоже сдохнешь.
Как бы в ответ на его слова болото всхлипнуло. Шагах в двухстах от бе-
рега вырос бурый горб, по всколыхнувшейся поверхности болота побежали прочь
от него кольцевые неспешные волны. Истошно завизжала Кубышечка. Прорвавшись
на вершине, горб осел, зато из разрыва взметнулся в серое небо длинный ли-
ловый язык или, может быть, щупальце - покачался туда-сюда, затем одним
быстрым движением обшарил пространство шагов на пятьдесят вокруг себя и с
сочным хлюпаньем уполз обратно. Болото успокоилось. Видно было, как понем-
ногу затягивается дыра в растительном ковре.
- Язычник, - пояснил Эрвин.
- Что? Кто? - Истратив на визг запас воздуха. Кубышечка поперхнулась,
со всхлипом вдохнула и закашлялась, давясь мошкарой.
- Язычник. Так зовут эту тварь. Языкастая потому что. Что-то близко от
берега. Пари держу, там яма.
- Много их тут? - нервно спросил мужчина лет пятидесяти с внешностью
клерка, утирая рукавом череп с залысинами.
- Хватает. Этот еще маленький.
- Как же мы дойдем до этих... как он назвал? До Счастливых островов?
- Никак, - мрачно отозвался чернявый живчик помоложе. - Передохнем по
пути. Да и нет никаких Счастливых островов, сказки это.
- Кажется, я велел всем назваться. - негромко обронил Юст.
- Не ты, а он. - Рыжеволосая девушка указала на Эрвина. - Только не
велел, а предложил. - Демонстративно повернувшись к Эрвину, она назвала се-
бя: - Анна-Кристина.
- Я буду звать тебя Кристи, - сказал Эрвин.
- Это имеет значение?
- Так короче. На болоте все имеет значение, в особенности лишние чет-
верть секунды.
- Закрой хайло, ты, ублюдок! - Не сводя с Эрвина пристального взгляда,
Юст подался вперед. - Будешь делать то, что скажу я, иначе... - Движение
Страница 1 из 19 | Следующая страница
 

Главная страница | Регистрация | Добавить новость | Новое на сайте | Статистика Copyright © 1998 - 2010. Bestseller All Rights Reserved